• chebcerber

Поведение охранников в экстремальной ситуации

Под экстремальными ситуациями в охранной деятельности принято понимать ситуации, которые выходят за рамки нормальных, привычных ситуаций, и связаны они с угрозой не только для жизни охранников, но и для жизни тех, чью безопасность призваны обеспечивать охранники. Эти ситуации могут быть различными как по источникам своего происхождения, так и по условиям протекания. Источниками происхождения экстремальных ситуаций могут быть техногенные факторы (обрушения, взрывы, пожары, аварии с радиоактивным, химическим, бактериологическим загрязнением и др.), природные катаклизмы (наводнения, ураганы, землетрясения и др.), умышленные действия людей (террористические

акты, причинение вреда и т.д.),

По условиям протекания экстремальные ситуации могут возникать внезапно или ожидаемо, быть скоротечными или продолжительными, оказаться масштабными или локальными, касаться малого или большого числа лиц, и другое.

Подобные различия отражаются на поведении людей в экстремальных ситуациях. Одно дело, когда что-то происходит внезапно, и мы реагируем спонтанно. Совсем по-другому мы реагируем при определённой своей готовности. Простой пример. Мы все, так или иначе, реагируем на сильный раздражитель, например, громкий звук. Если кто-то, внезапно хлопнет в ладоши рядом с нашим ухом - это вызовет испуг и, возможно, мы даже вздрогнем. Если хлопок будет для нас ожидаемым, т.е., мы уже знаем, что может сейчас произойти - наши реакции будут не столь явными. Примерно тоже происходит с нами в ожидаемых экстремальных ситуациях. Когда человек готовится к действию на него экстремальных факторов, он берёт свои ответные реакции под контроль, пытается прогнозировать, как он будет действовать в этой ситуации и, находясь уже непосредственно в самой ситуации, извлекает из памяти модели своих действий, которые он себе создал. Т.е., с помощью этих моделей, человек выстраивает своё поведение. В обычной жизни мы все используем такой подход, когда заранее представляем себе, «что должно произойти?» и «как должно происходить?»

Также необходимо иметь в виду, что все мы по-разному можем реагировать на одни и те же факторы экстремальной ситуации, в виду своих индивидуальных психологических различий и текущих состояний. У каждого из нас есть свой порог силы действующих на нас факторов, за которым они становятся для нас экстремальными. Для кого-то из нас внезапный хлопок вызовет лишь внутреннее напряжение, а у кого-то, даже ожидаемый хлопок вызовет определённый испуг и мышечную реакцию. В то же время, наблюдения и исследования показывают, что переутомление, нарушение ритма сна и бодрствования, длительное психическое напряжение и т.д., даже у лиц уравновешенных, с устойчивой психикой, способны вызвать более острую реакцию на привычный раздражитель.

Резкую реакцию выдают, как правило, люди со слабой, неустойчивой психикой. Тем не менее, при многократном повторении действия конкретного сильного раздражителя, и у них происходит сглаживание ответных реакций на данный раздражитель, привыкание к нему, и человек ведёт себя более естественно. Достаточно вспомнить пример прыжков с парашютом. Для людей со слабой неустойчивой психикой прыгнуть первый раз с парашютом, является порой непреодолимым психологическим барьером, и инструктору приходится выпихивать их из самолёта, порой пинком под зад. Следующие прыжки у них проходят более естественно. И то, что человек может адаптироваться к действию сильных раздражителей, говорит о возможности и необходимости специальной подготовки охранников к действию в экстремальных условиях.

Показательным примером является опыт подготовки сотрудников спецподразделений, с их ежедневными многочасовыми тренировками в условиях, приближённых к реальным действиям боевой обстановки. Подобный подход к подготовке имеет тысячелетнюю историю, в его основе лежит все то же привыкание к экстремальным факторам и создание у людей моделей своих действий в экстремальных ситуациях.

Однажды, при проверке умения охранников обращаться с оружием, в оружейной комнате одному из них было предложено поставить на предохранитель заряженный пистолет. Тем самым, в упрощённой форме, была смоделирована ситуация на месте происшествия, связанная с использованием оружия. Зная, что при этом щёлкнет курок, охранник, не один год носивший оружие, но ни разу не столкнувшийся с подобной ситуацией, растерялся. Понятно, что в реальных условиях, где всё будет иначе, слабая подготовленность такого охранника к действиям, связанным с применением оружия, может иметь плачевные для всех результаты. После этого случая, в огневую подготовку охранников была введена стрельба с промежуточной постановкой пистолета на предохранитель. Другой курьёз с оружием был связан с испугом некоторых охранников, впервые стрелявших из помповых ружей. От грохота выстрела и резкой отдачи, они роняли ружья. И таких провальных моментов в подготовке охранников у нас немало. А ведь это только отдельно взятые действия, из общей картины их поведения в конкретной ситуации.

Представьте, например, что охраннику, который не проходил специальную подготовку, необходимо будет в сложных условиях (например, в условиях ограниченной видимости или плохих погодных условиях) проверить объект, где возможно скрывается вооружённый злоумышленник. Как он будет действовать? Можем ли мы быть уверены, что он сможет действовать грамотно, и выверено, в соответствии с инструкцией? Ответ однозначный – нет! К этому охранников нужно специально готовить. Ни одна инструкция не заменит нам практического опыта, а этот опыт формируется только через действия. Поэтому необходимо моделировать различные «рабочие» и экстремальные ситуации, и обучать охранников действиям в них. Естественно, процесс подготовки должен идти с нарастающей сложностью, от более простых ситуаций, к ситуациям, схожими с реальными. Чем ближе к реальным окажутся учебные ситуации, тем лучше удастся охранникам осознать все компоненты внешних и внутренних факторов, с которыми им придётся иметь дело и понять, как им необходимо себя вести в подобных ситуациях. Это поможет им создать не только оптимальные модели своих действий, но и привыкнуть к действию экстремальных факторов.

Увы, есть у нас немало примеров иного рода, когда руководители, опасаясь обнажать слабые места в подготовке своих охранников, предпочитают оставлять всё как есть. В лучшем случае, проверку боеспособности своих охранников они проводят по запланированному сценарию, с расписанным порядком действий для каждого участника, и победными реляциями по окончанию проверки. Ура! Все молодцы! И можно дальше почивать на лаврах … до часа «Х»!

Но что может происходить с нами при неожиданной экстремальной ситуации, к действиям в которой мы не готовы? Как мы можем себя в ней повести? Рассмотрим это на основе имеющихся данных о поведении людей в подобных ситуациях.

В обычных условиях, поведение человека находится под контролем сознания. В экстремальной ситуации человек реагирует на опасные для него условия шквалом эмоций, в основе которых, в одном случае может лежать страх, в другом случае – гнев и ярость. Эти негативные эмоции становятся центром внимания человека, заполняют его сознание полностью. Если в основе возникших эмоций у человека лежит гнев и ярость, это проявится в физиологической активизации у него двигательных реакций. У человека повышается сердцебиение и давление крови, учащается дыхание, кровь приливает к мышцам и коже, усиливается потоотделение. Желание человека дать выход своей ярости, и отсутствие реальные объектов для вымещения своего гнева, делает человека опасным для людей, оказавшихся с ним «в одной лодке». Агрессия может быть направлена на них.

При страхе, вместо того, чтобы сосредоточиться на самой ситуации, подумать о том, как из неё выйти, человек поглощён мыслями о своем ужасном состоянии, о том, как ему страшно. И чем больше он фиксирует внимание на своём страхе, тем больше он его усиливает, а это отражается на состоянии всего организма. В этом случае у человека могут отмечаться состояния либо ступора, либо ажитации.

Состояние ступора (оцепенения) возникает у человека как реакция организма на сильнейшее эмоциональное потрясение и проявляется в кратковременном двигательном оцепенении, его обездвиженности, в отсутствии или снижении у него реакций на внешние раздражители, в том числе и на болевые. У человека наблюдаются бледность кожных покровов, холодный пот, широко раскрытые глаза. Скованность речедвигательного аппарата не позволяет человеку ни спросить, ни ответить, а если он и пытается это сделать, то вместо нормального голоса у него проявляется сиплый шепот или заикание. В этом состоянии человек может находиться от нескольких секунд до 20 минут. Вот как описывают психическое состояние населения, пострадавшего при землетрясении в Ашхабаде. У людей, перенесших тяжелейший моральный удар, возникло состояние своеобразного ступора, выражавшегося в глубокой внутренней замкнутости, абсолютном безразличии к окружающему. Люди двигались, как механизмы, не обращая никакого внимания на сигналы автомобилей, на крики и стоны раненых, на трупы убитых, лежавших на улицах и во дворах].

В состоянии ажитации (сильного эмоционального возбуждения). У человека наблюдается двигательное или речевое беспокойство, сопровождаемое чувством тревоги и страха. Человек становится суетливым, находится под влиянием случайно попавших в поле зрения раздражителей, реагирует на них простыми автоматизированными действиями. Наиболее частыми являются его необдуманные, бессознательные действия, как результат реакции на опасность. У человека замедлены мыслительные процессы, отмечается отсутствие мыслей, возникает чувство пустоты в голове. Нарушается способность понимания сложных отношений между явлениями, требующая вынесения суждений и умозаключений. Внешне, состояние ажитации может проявляться в виде бледности, учащенного сердцебиения, поверхностного дыхания, потливости, дрожания рук и др. В быту состояние ажитации мы воспринимаем как полную растерянность человека.

Далее, оба этих состояния могут перейти в состояние паники. В этом состоянии человек начинает метаться и пытаться лихорадочными действиями найти выход из ситуации, в которой он оказался. Он даже не замечает простых решений для выхода из данной ситуации. Поэтому состояние паники влечет за собой тяжкие последствия для человека. Известны немало случаев, когда в состоянии паники при возгорании люди гибли в помещениях только потому, что пытались безуспешно открыть дверь, толкая её не в ту сторону. Паническое бегство толпы приводит к многочисленным жертвам в виде затоптанных насмерть людей.

Вот как описывают очевидцы состояние людей в момент катастрофичного землетрясения в югославском г. Скопле, в 1963 г. Почти полное разрушение города (до 80%), грохот падающих зданий, тучи густой пыли, пожары, большое число жертв, гибель родных и близких, душераздирающие сцены на улицах - весь этот комплекс сверхсильных психотравмирующих факторов обусловил нервно-психические нарушения у подавляющего большинства населения города. Первоначальная реакция носила характер паники. Отмечены случаи, когда обезумевшие родители выбрасывали детей из окон многоэтажных зданий, выпрыгивали вслед за ними и разбивались....»

Ещё одно описание паники людей во время землетрясения в югославском г.Банялуку в октябре 1969 г.: «Люди окаменели и не двигались… Затем люди бежали без цели. Находившиеся в парке люди бежали в направлении зданий, хотя это было абсолютно нецелесообразно. Они бежали, чтобы спасти свою жизнь, и кричали как сумасшедшие. Те, кто был в домах, бежали в парки. Все были в панике…».

Человек оказавшийся в экстремальной ситуации с другими людьми, не задумываясь над своим поведением, начинает делать то, что делают окружающие и заражаться теми чувствами, которые испытывают другие. У людей, в этом случае, основными механизмами поведения становятся подражание другим и эмоциональное заражение их настроем. А паника в психологическом плане очень заразительна, так как связана с проявлением “стадного инстинкта”. Обычно она проявляется как дикое беспорядочное бегство, когда людьми руководит сознание, низведенное до примитивного уровня (примитивная реакция человека на страх). У людей, как и у животных, такое беспорядочное бегство может сопровождаться настоящим неистовством, особенно, если на пути встречаются препятствия. Преодоление их, как правило, сопровождается большим количеством жертв.

Но и в замкнутых помещениях, у людей могут наблюдаться панические реакции, когда человек ощущает угрозу своей жизни. Многие люди в этих случаях считают, что спастись почти нельзя и мгновенно подвергаются чувству массового страха.

Как же действовать охраннику в подобных ситуациях, чтобы самому адекватно реагировать на факторы экстремальной ситуации? Что может ему помочь сохранить не только свою жизнь, но и жизни других людей?

В первую очередь, необходимо успокоиться и сосредоточиться на изучении обстановки, в которой охранник находится, начать анализировать, оценивать и, по возможности, контролировать ситуацию. В этой связи, особо можно отметить заповедь, которой руководствовались японские самураи: "Действуй так, как если бы ты уже был мертвым, но сражайся с энергией живого". А у нас принято говорить: «Делай, что должен, и будь, что будет!». Это помогает отрешиться от чувства всепоглощающего страха - главного тормоза поиска адекватных решений и действий. Подобный подход дает особое состояние, своего рода комбинацию таких качеств, как отрешенность и активная воля. Этот подход можно использовать в любой сложной или опасной ситуации, чтобы он мог стать апробированным способом поведения охранника в экстремальной ситуации.

А как быть, когда в экстремальной ситуации рядом с ним оказались другие люди? Как удержать от паники людей, находящихся в связи со страхом в состоянии суженного сознания и действующих автоматически, без оценки сложившейся ситуации?

Для этого нужно знать, что в состоянии страха люди легко поддаются управлению. Их нужно обязательно занять действиями по ликвидации последствий экстремальной ситуации или противодействию её развитию. Благодаря этому люди сохраняют способность разумных действий и защиты своей жизни. Это предупреждает распространение тревоги и беспокойства и вместе с тем, не препятствует проявлению личной инициативы в области своей защиты. Подобный подход, во многих экстремальных ситуациях предотвратил патологическое поведение людей и способствовал их адаптации к обстановке. У людей сохранялось спокойствие, и выполнялись меры защиты, взаимопомощи. Руководство массой людей составляет основу профилактики паники.

Поэтому охраннику необходимо, во-первых, обратить на себя внимание людей уверенным и сильным голосом (громким звуком). Во-вторых, демонстрировать свой уверенный способ поведения, и указать людям, что необходимо делать, например, тушить пожар, разгребать завал, оказывать помощь раненным и т.д. Общаться с людьми нужно конструктивно и позитивно, укрепляя в них веру в благополучный исход. И хотя эти меры не могут полностью предотвратить возможность возникновения паники, но они могут ее существенно уменьшить.

Накопленный опыт изучения катастрофических ситуаций позволяет говорить о наличии в любой группе людей лиц (психопатия, нервозность), склонных к созданию несчастных случаев и к неадекватным действиям в угрожающей ситуации. Таких людей может быть не более 2 % от числа всей группы. Эти люди своим нерациональным поведением и опасными для окружающих действиями, увеличивают число жертв и дезорганизуют общественный порядок. Яркостью поступков и речи (криков) они возбуждают окружающих и фактически увлекают за собой людей, находящихся в связи со страхом в состоянии суженного сознания и действующих автоматически, без оценки сложившейся ситуации. Охраннику следует знать об этом, и в острой ситуации необходимо резко ограничить возможность влияния этих людей на окружающих.

Просмотров: 8
ГРУППА КОМПАНИЙ

ЦЕРБЕР

Современные средства безопасности
                            на страже Вашего покоя!

МЫ В СЕТИ

© 2019 Группа компаний «ЦЕРБЕР»